Русское

Как человек, воспитанный на постулатах дружбы народов, свободы, равенства и братства ( читай: «совок»), в последнее время я сталкиваюсь с несвойственными мыслями и ощущениями. Например, с брезгливостью и неприязнью в адрес некоторых национальностей. И если раньше мне казалось, что я, как существо мыслящее, никогда не буду обобщать и оценивать человека в привязке ко всей народности в целом, то сейчас с этим чувством очень трудно бороться.

Совсем недавно, во времена моего беззаботного детства и звенящей юности, вопрос :  кто ты- молдаванин, украинец, или русский — особо остро не стоял. Достаточно было оказаться гражданином Советского Союза и уметь хоть немного связно изъясняться на русском языке, чтобы быть понятым на одной шестой части суши.

В наши дни национальная самоидентификация доведена до абсурда. Телевидение кишит расследованиями генетического кода, по анализам кала выявляют место прописки прадеда, «историческая память» просто обязана быть у каждого, как паспорт.
А что делать мне, если я никогда не переживала, какому княжеству в пятом веке нашей эры принадлежал Бобруйск и можем ли мы считать Смоленск- русским городом на основании дореволюционных записей?..

Да, простят меня истинные патриоты, но проблема гипотетических образований, типа Малороссии, Новороссии, Руси и Роси не беспокоит меня по ночам. А вот состояние психики одержимых этими предметами граждан вызывает беспокойство. Далеко не факт, что русскоязычное население, столкнувшееся с ущемлением своих прав на Украине, хочет немедленно стать гражданами некой ДКР, или Киевской Руси. Хотя бы по той простой причине, что все-таки население того же Юго-Востока не однородно и русскоязычность не подразумевает чистого «русского этноса». А резкий крен в сторону пронзительного русского ура-патриотизма очень сильно напоминает привычный украинский национализм. По-крайней мере, разница в риторике не бросается в глаза: опять появляются «правильные люди» и заблудшие овцы, которых немедленно нужно любой ценой обратить в свою веру…

Вряд ли вменяемого гражданина Украины, который говорит и мыслит на русском языке, привлекают идеи повального использования единой государственной украинской мовы, перевода и локализации имен с «Миши» на «Мыхайлыка» и необходимость периодически маршировать с факелами и ходить на работу в вышиванке, чтоб уважить память предков.

Однако, не менее странным кажется желание некоторых товарищей доказать себе и всему миру, что Украины- нет, она не существует, украинцы- это фикция и вымысел и вот, посмотрите на карту княжеств Московии времен зачатия Рюриковичей, Житомира здесь еще не было и значит, он тоже не существует.
Все-таки придется смириться с тем фактом, что некоторая группа лиц считает себя украинцами. Они несут определенную культуру и традиции, у них есть свой язык и  нравится нам это, или не нравится, имеют право на некое самоопределение. Пусть живут, пользуются своим языком, прославляют своих героев. Это никому не мешает до того момента, пока не начнется насильственное насаждение этой культуры и традиций всему сообществу.

Безымянный
На фиг с пляжа

А вот с этим у нас проблема. Терпимости, взаимопонимания и солидарности друг к другу в украинском обществе как не было, так и нет. И если «совковое поколение» спокойно относится к некогда братским народам, то поросль девяностых достаточно радикально настроена и полутонов не терпит: только черное и белое; «свобода, або смерть», чем загоняет себя в весьма неудобные рамки сосуществования на одной территории с инакомыслящими.
Этим людям не хочется просто жить в колыбели своей культуры. По непонятной мне причине их цель- подчинить своей воле соседей. И это не может не вызывать противодействия и сопротивления.

Я спокойно смотрю, как во Львове пьют «каву з філіжанок», пока мне не говорят, что именно так должна пить и я сама, и мои дети, только потому, что жителям Львова кажется, что именно они являются носителями правильных генов и имеют право диктовать свои условия.
Извините, но я -не помидор, чтоб выявлять у меня чистый геном и примеси русского ГМО. Если кто-то очень хочет сделать евгенику неотъемлимой частью гражданского общества, то ему стоило бы обратиться к исторической памяти и вспомнить, как бесславно закончилась предыдущая арийская попытка.

К сожалению, все «прелести» украинской сепарации, который нам подарил февральский государственный переворот, не могут и не будут оставаться безответными со стороны русскоязычного населения и со стороны русских, проживающих на территории Украины. Боюсь, что с Украиной, которую мы знали последние двадцать лет, все уже кончено.
Это понимаем и мы, русские, и проукраинские политики, и националисты.
Резкая смена полярности высказываний вчерашних украинских шовинистов на «мы вместе- ми разом» и «єдина країна- единая страна» ничего, кроме брезгливости не вызывает. Все эти запоздалые братания на правах «победителей» настолько фальшивы и лицемерны, что сдерживать рвотный рефлекс все сложнее.

И к не меньшему сожалению, я начала замечать, что негатив, вполне обоснованный негатив, вызванный полнейшим хаосом дорвавшихся до власти националистов, переносится и на население в принципе лояльное и к русским, и к украинцам…
Осознание того, что с их молчаливого согласия страна погружается в беззаконие, хоронятся последние свободы и права, а все инакомыслящие автоматически становятся сепаратистами, не дает возможности воспринимать этот «нейтралитет» без осуждения.

Майдан и его результаты раскололи страну, а хунта стремительно приближает её распад.
Никакие договора с ЕС и посулы райских кущей в следующей пятилетке не склеят этот битый глэчик. Дно, в виде Крыма, уже отколото и репрессии не будут тем клеем, который сможет сохранить прежнюю форму и удержать Юго-Восток.

Я не хочу, чтобы по моей земле, по родине моих детей, ходили граждане с удостоверениями депутатов, избивали людей на основании того, что те благоволят «москалям» и потом не несли никакого наказания.
Я не хочу, чтобы в моей стране незаконное правительство переписывало конституцию под себя, а на заседание Совета безопасности приходили вчерашние заключенные, «знакомые с председателем».
Я не буду жить в стране, где инакомыслие одних возводится на пьедестал, а других бросают за решетки и обвиняют в сепаратизме за те же действия.

Это- не моя страна, но это- моя земля. Значит, решение по-прежнему одно: ров, высокий забор и три мотка колючей проволоки.
А те, кто молчал, пусть живут бок о бок с преступниками.

544670_main

Пы. Сы. В последнее время фамилия Макаревича должна вызывать приступ патриотической судороги у каждого украинца, поэтому я напомню строки его песни:

Один мой друг, он стоил двух, он ждать не привык;
Был каждый день последним из дней.
Он пробовал на прочность этот мир каждый миг —
Мир оказался прочней.
Ну что же, спи спокойно, позабытый кумир,
Ты брал свои вершины не раз,

Не стоит прогибаться под изменчивый мир —
Пусть лучше он прогнется под нас,
Однажды он прогнется под нас.

Другой держался русла и течение ловил
Подальше от крутых берегов.
Он был как все и плыл как все, и вот он приплыл:
Ни дома, ни друзей, ни врагов.
И жизнь его похожа на фруктовый кефир,
Видал я и такое не раз.

Не стоит прогибаться под изменчивый мир —
Пусть лучше он прогнется под нас,
Однажды он прогнется под нас.

Макаревич оказался кефиром. А хунта зря рассчитывает на то, что Юго-Восток прогнется.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s